Меню
16+

Сетевое издание «Уватские известия»

02.10.2018 14:21 Вторник
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

Таежная рыбалка. Челябинцы отправились за северной щукой

Источник: Южноуральская панорама

Александр Захарович Дзю, а попросту Захарыч, был хозяином (арендатором) участка на небольшой таежной речке. В тамошнем простонародье она имела несколько названий (Хвойная, Таежная, Таежка) и по своей географической надобности впадала в Иртыш.

Ссылка на оригинал: https://up74.ru/articles/obshchestvo/105503/

Это место было довольно глухое (200 верст от Тобольска), добраться сюда можно было только по воде, одним словом, медвежий угол, да и только. Именно сюда по приглашению я и трое моих товарищей прибыли погостить на три дня. Поскольку обычной тайгой нас, уральцев, не удивить, основной целью была рыбалка.

Река за кормой

«Рыбалка-а-а! Да еще ка-ка-я!» — именно так кричал в телефонную трубку наш знакомый Захарыч, заманивая в свою глухомань. И знаете, несмотря на тысячу с лишним верст, мы почесали свои скальпы под кепками и стали собираться в неблизкий путь. Рыбалка святое! Какие тут могут быть расстояния!

Челябинск — Шадринск — Исетское — Ялуторовск — Тобольск — Уват — Демьянское, ну а далее по реке…

— Ну че! Давай на дорожку понемножку да в путь-путиху по северу. — Анатолий Иванович Коровин (старший из нас) достал свою фляжку, с которой не расставался даже во сне, и, отхлебнув из нее, передал мне. — Ну здравствуй, брат Иртыш! — воскликнул он, облизывая усы.

— Господа хорошие, на воде с алкоголем нельзя, — неуверенно фрякнул Санек (самый молодой) и вместе с третьим нашим рыбачком, Григорием, стал навешивать пятьдесят «лошадей» на 6-местный пэвэхашный баркас.

— Это ты на воде, рулилка картонная! А мы в лодке. — Иваныч еще раз приложился к своему армянскому зелью. — Да к тому же, малец, где ты тут алкоголь увидал?! Это бальзам на душу! А спиртное вон там, в ящиках на корме.

Вскоре все расселись по расписанию, мотор заурчал, и за кормой вырос речной бурун. Так начиналась наша северная рыбалка, и надо сказать, кроме рыбы, адреналина в этом походе хапнули все…

Держитесь, щуки!

— Ну, гости дорогие, совсем вас заждался! — через пару часов речной дороги добродушный хозяин сам встречал нас на самостроенном пирсе. — Ну как, без приключений по Иртышу добрались? А то у нас тут целую неделю штормило. Всех рыбарей согнало с реки…

— Да все окей, Захарыч! — выбравшись на причал, наш старшой в обнимку сошелся с другом. — Ты лучше скажи, когда в твои рыбные закрома пойдем?

— Сегодня отдыхаем, закусываем, в баньку с дорожки, а завтра будет вам все! — таежный хозяин в очередной раз широченно улыбнулся и повел нас в свой дом. Ну а далее, как всегда, были «сандалии»: баня, водка, пельменя…

Несмотря на обильную, продолжающуюся до полуночи застольно-развлекательную программу, утром все соскочили как по команде «в ружье!». Быстро отзавтракав тем, что вчера не доели, погрузили свои манатки в «казанку» Захарыча и в необычайно приподнятом настроении с тихим урчанием старенького мотора стали подниматься вверх по речушке, ширина которой была метров с полста. До охотничьего домика, куда вез нас хозяин тайги, было около 15 километров, а посему каждый из нас в лодке занимался своим: Иваныч, как всегда, прикладывался к своей фляжке, Санек чего-то рылся в своем ящике с приманками, а я, прикорнув на сухих досках днища моторки, пытался перед рыбалкой вздремнуть. Вздремнул… Почему то снился зоопарк с медведями. Интересно, это к чему?

— Ну вот, горожане! — Захарыч отомкнул здоровенный замок и распахнул дверь небольшого охотничьего зимовья, которое больше походило на деревенскую баньку — невысокую, но сложенную из толстенных бревен. — Проходите, будьте как дома! Печка есть, спички, соль-сахар есть. Остальное в лодке в мешке, тащите сюда…

— У меня дела, парни, — Захарыч деловито шарахался по своей избушке, вытаскивая кастрюли и прочее из углов. — До завтрашнего вечера меня не будет. Совет: по тайге и по Таежке далеко не ходите. Зверье здесь всякое. Я бы вам ружье оставил, да все равно патроны забыл.

Вскоре на реке взревела его моторка, и мы остались одни. Ну, щуки, теперь держись!

Заповедный аквариум

Вышел я из зимовья, оглянулся, а вокруг тишина-а-а! Только верхушки многовековых сосен о чем-то меж собой шепчутся, да вода в реке как живая, глаз не оторвать. Лепота!

Даже толком не расселившись в жилище, мы схватили свои снасти и поспешили к реке.

Собрав свой довольно жесткий спиннинг (тест 8-27 г), на металлический поводок подцепляю 27-граммовый «атом» и просто для пристрелки бросаю его к противоположному берегу. Возле стойбища Захарыча речка была несколько шире, чем по основной нитке, поэтому блесна, сверкнув в воздухе серебром, приводнилась чуть далее середины. Плюх! — среди дремлющих вечнозеленых великанов раздался звук приводнившийся блесны. И вдруг тут же на месте ее падения возник мощный бурун! От неожиданности у меня отвисла челюсть, а мой спиннинг тут же кто-то потащил из рук!

В возбуждении я так поспешно крутил ручку катушки, что чуть просто ее не отломил. Наконец рыбина оказалась у берега, и я, придя в себя, вспомнил, что сачок все еще в избушке. И как выбирать первый почин, что едва шевелил хвостом под берегом, вот был вопрос. Да ладно, была не была! Поскольку берег у речки-невелички оказался невысоким, я просто ухватился за плетенку и волоком потащил добычу к себе. Щуке, в которой было никак не менее трех кило, явно это не понравились, и она так стала куролесить и «вставать на хвост», что в конце концов выплюнула мою блесну и сбежала почти из-под самых ног. У-у-ух! — подогнулись сапоги с коленями. А-а-ах! — от волнения тряслись локотки. Наконец успокоившись и подобрав блесну, я отшвырнул ее в воду недалеко от берега, дабы распутать возникшую в процессе борьбы лесковую «бороду». Блесна плюхнулась всего-то в пяти метрах от моих ног, и тут же — бац! — вдруг из воды выскочила килограммовая щучошка, но, промахнувшись, шлепнулась о воду зеленым боком и была такова. «Да что тут творится?!» — затренькало у меня в голове, не привыкшей к такому рыбному изобилию. Захарыч, наверное, специально для туристов аквариум здесь развел! Наконец я все распутал. Заброс — и только блесна коснулась воды, как на месте падения вода взорвалась мириадом брызг! Н-да, заповедник непуганых щук! Настоящая мечта идиота!

— Ну что, уважаемые! — когда солнце окончательно завалилось в свою ночную люльку, на правах старшего Иваныч первым огласил тост. — Выпьем за нашего отсутствующего хозяина, который предоставил нам этот праздник души. Эй, Санек, сколько мы сегодня налопатили?

— Ну так, на всех, наверное, более полста щук. — Санек по молодости не страдал отсутствием аппетита и крепкими зубами вгрызался в оставленное нам Захарычем вяленое мясо лося.

— А еще, когда небольшую щуку вытаскивал, на нее такой крокодил клюнул, что чуть с обрыва меня не стащил! — то ли от восторга, то ли от выпитого захлебывался Григорий. — Жаль, что леску порвал. Вот это рыбалка!

Накормили медведя

Аккумуляторная переноска вполне сносно освещала нашу нетайную вечерю с подобревшими лицами, паука с паутиной в углу, печурку с потрескивающими в ней поленьями, и все было хорошо. Как в старые добрые времена — тихо и благородно!

И!

Букв таких в алфавите нет, дабы описать словами звуки, которые внезапно раздались снаружи: нх-р-р-хр-р, у-у-у-у, нсч-ма, уф-ф-ф-р-уф-р, хр-ч-с-мы…

— Вы слышали?! — наш молодой Санек как-то сразу забыл про лося и кинулся к окошку, которое, на наше счастье, было зарешеченным с внешней стороны. — Кто там? — вглядывался он в сопящую темноту и при этом как-то нервно подсучивал ногами. Разумеется, его волнение ненароком передалось и нам.

— А че ты в дымоход-то кричишь? — Иваныч, просидевший весь день на фляжке, явно был не в адеквате. — Выйди на улицу и спроси, кому тут нужно чего. Мы и накормим, и напоим, и спать, это самое… Слушай?! А бабы у нас есть? — в конце концов Иваныч как-то потяжелел и, уронив голову на столешницу, обмяк.

«У-у-у-у-хр-р-р-р!» — еще громче засопелось снаружи, и Санек, отпрыгнув от окошка, вытаращил на меня глаза: «Медведь! Рыбу нашу из корыта жрет!»

Жаль, что на отпущенной бумаге не описать всех впечатлений обо всем, что происходило далее. Но, главное, хорошо, что избушка запиралась на клюшку — эдакий амбарный засов. Слыша наружное хрюканье, выйти «по нужде» нужду никто не испытывал, а посему мы втроем до утра сидели как мыши, изредка подливая себе в стаканы. И только Иванычу, уснувшему за столом, видимо, было безмятежно и хорошо…

Медведь почти всю рыбу съел. Что не съел, то надкусал. Однако животное, называется!

На другой день приехал Захарыч, и рыбалка продолжилась: рыбу ловили, теперь уже складывали в лабаз, и мишка больше не приходил. Но северные впечатления до сих пор перед глазами. Особенно, когда начинаю жарить привезенную из тех мест щуку. Речка Таежная, называется…

Автор Павел Прокопьев

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

16