Меню
16+

Сетевое издание «Уватские известия»

28.02.2018 14:13 Среда
Категория:
Теги (2):
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 16 от 02.03.2018 г.

Выходя из прошлого, жить настоящим, приближая будущее

Автор: Александр ПАРАМОНОВ

Известному в прошлом строителю, бывшему начальнику ОКСа леспромхоза Александру Семёновичу Кожевникову идет 91- й год. Плохо повинуются ноги, передвигается, опираясь на костылёк, но рассудок и память — дай бог иному 50-летнему. А идея прокатить ветерана по Туртасу, чтобы он своими глазами оценил перемены, принадлежала главе администрации поселения Станиславу Богатырю.

Начался маршрут с улицы Набережной. Здесь когда-то базировался в палатках первый студенческий отряд. Для главы не новость, но для меня прописавшегося в Туртасе сравнительно недавно, интересно было узнать, что там, где тянется улица Молодежная проходил Столыпинский тракт, недостроенный из-за начавшейся Первой мировой войны. Аккурат за поворотом стояла казенная избушка, в ней жили строители дороги. Однако из времен «Очаковских и покоренья Крыма» Александр Семёнович возвратил нас в дни нынешние. Пожелал глянуть на возведенную два года назад 186-метровую металлическую лестницу, каскадом сбегающую в Нижний Чебунтан — ее Кожевников еще не видел. Сооружение поглянулось: сделано на совесть, чистенько и аккуратно. Молодцы!

Съехали под гору. Здесь поселок начинался. Первые дома, в одном из которых он родился, заселялись переселенцами из Европейской России. Его родители прибыли из Пензенской губернии. Было и второе заселение в 1931году. Спецпереселенцев доставили на гору, где ныне улица Молодежная: здесь стройтесь и живите. Лес сплошь осинник, но тут уж не до жиру, пилили какой попало, лишь бы залезть в тепло. А еще проблема с водой: не было ее на горе. Брать из озера, что внизу – это без дороги тащить емкости в гору, поднимаясь чуть ли не на четвереньках. Или в обход километра два…

Неожиданно воспоминания прервались подошедшим к машине добрым знакомым старика Леонидом Борисовичем Шахматовым. «Привет, Семёныч, ну как ты? А я по воду к башне подъехал. От нее лет двадцать, а то и больше вожу» Вместе вспомнили былые времена. Эта улица построена их дедами — может, и тужили те, но жили. Потом война – империалистическая, за ней революция. Люди почти разъехались, но потом вновь заселились. Кожевников: «В конце 60-х здесь располагались мехколонны 32-я и 92-я. Немногим позже на горе появился СМП-522, они пробурили скважину, у них водичка, хлеб и остального понемногу. А нас со студентами человек 200 уже набралось. Надо кормить, поить, надо фундаменты заливать, просто помыться. Вода же по улице Московской где-то под горой, там ключ обнаружили, но надо таскать — скользко, тяжело. Школьников заставляли ступеньки долбить. Не мало намучились пока не пробурили скважину, провели водопровод, установили колонку, запустили пекарню и столовую.

Мы леспромхоз, а я уже был начальником ОКСа, они – мехколонны. В разные годы в Туртасе, Першино, Кир-Сарае, Илтыме у меня трудились до 1300 человек, 5-6 тракторных и иных бригад, оснащенных строительной техникой. Строили железную дорогу. Что скрывать, имелись между ведомствами трения. У леспромхоза были СМУ сначала, потом ПМК, подрядным путем строившие промышленные и социальные объекты. Моя задача обеспечить проектную документацию, увязать ее с планом, потом в Тюмени в Стройбанке согласовать финансовые вопросы. И еще не всё. Далее договор с подрядчиками, привязка на местности…»

- Тогда государство не только давало деньги, но требовало их полного освоения. ОКС был ведущим подразделением леспромхоза. Вы, считай, вдохнули жизнь в этот поселок, — прощаясь с Александром Семёновичем, сказал ему Шахматов.

Едем далее вдоль озера

- Здесь на берегу сначала вагончик стоял, — вновь окунается в волны воспоминаний Кожевников. — Комиссией исполкома, в которой я состоял, выбирали место для строительства предприятия и поселка. Есть в техническом проекте и моя подпись. Так выбирали, чтобы промышленность была на одной стороне железной дороги, а жилые микрорайоны с другой, да чтоб с рекой рядышком. Если их расположить вместе, производство обязательно навредит жителям. А так поселок получился чистеньким, за ним можно ухаживать, наводить порядок. Асфальта тем проектом предусмотрено не было. Это потом благодаря различным сделкам, обменам и даже махинациям, за которые вполне можно было загреметь, но «овчинка» того стоила, из грязи вышли чуть ли не в князи. Богатырь: «Чего не сделаешь для удобства жителей. Правда, сначала обходились щебнем, плитами, асфальт позже». Кожевников: «Да уж, крутились, как могли. Блоки на фундамент завезем, а цемента заливать – нет, не можем доставить. Ни щебня, ни гравия. Дом поставим, надо сверху утеплитель положить – опил с известью, опила нет. Из Кирсарая его возили, из Першино, Елтыма, через реки. Чердаки еще не утепленные, а всё равно вселялись, столь велик был наплыв приезжих: лишь бы крышу над головой заиметь.

А лестница мне нравится, молодцы! Да и как-то быстро вы ее соорудили». Глава, рассмеявшись: «Когда финансирование есть, тогда и получается всё. Еще мечтаем от лестницы до Дома культуры широкий тротуар положить… со скамьями типа аллеи, чтобы можно было посидеть по пути, расслабиться».

А пока предложил проехать по улице Пионерской до лыжной базы, где при Кожевникове у двух строящихся там домов еще только нижние венцы были заложены. «Ты смотри, я здесь как будто не в своем поселке» — не скрывает удивления ветеран, попутно рассказывая откуда у улицы название Пионерская. Мы на лыжной базе. «Тут круги — километровый, на полтора и пять километров» — сообщил глава. «Освещенная трасса?» «Километровая – да. Но далее уперлись в лог («Шумилов ручей раньше назывался» — подсказывает Александр Семёнович) и точка! на этом Белый

Яр окончился, дальше строительство не развернуть. Но здесь есть всё для жизнеобеспечения проживающих: щебеночные дороги, газ, свет, в этом году на последних трех улицах будет достроен водопровод, деньги выделены» «А подрядчик кто будет?» — интересуется Кожевников. «Подрядчики разные. Теперь ведь конкурсы. Кто выиграл, тот и работает»

«Лет 12 назад здесь сплошь лес стоял, а сейчас вон сколько улиц. Да, поселочек хорошо раскинулся. Только бы не попортить его, следить за планировкой. Кстати, кто надзор за строительством ведет?» «Районная архитектура так же и ведет, полномочия у них. Но мы, конечно, смотрим. Еще и договор, в котором всё расписано и самовольной корректировке не подлежит… А тут когда-то пилорама стояла» — показывает глава из окна движущейся машины. У Александра Семеновича тут же нашлись воспоминания, связанные с этим местом.

- До пилорамы здесь болото было, куда сталкивали отходы лесопиления, получившуюся площадку и отдали затем газовикам под микрорайон. Помню, прибыл к нам тогда какой-то замминистра согласовывать строительство КС-8 и поселка. Хотел начинать его где-то в другом месте. «Зачем другом, — говорю, — не лучше ли, да и дешевле, провести туда дорогу?» Он подумал, подумал, дня два тут жил, облазил окрестности и согласился заложить поселок на засыпанном болоте. А теперь, смотрите, красота, какие домики стоят – любо дорого!

Прокатились в сторону Кальчи до Катиной горы с намерением завернуть после на промзону. Забегая, скажу, что на промзоне понравилась ему хозяйство Александра Затонского. Добротные цеха, та же пилорама. «Видно, что мужик хваткий, должно у него дело получиться» — порадовался за предпринимателя ветеран. Побывали на мосту, который при нем строил Сургутский мостоотряд, куда Александр Семёнович ездил для заключения договора. Долго не начинали. «Я там сглупил. Они говорят: ты нам подпиши 100 тысяч выполнение, у нас с планом не идет. Как подпиши, вы ж не черта не делали! Да подпиши уж, мы наверстаем. Ну что будешь делать: подмахнул. Но год проходит, второй, работа стоит. Ну, думаю, мне эта сотня тысяч выйдет боком. Обошлось, правда, но строили мост еще года четыре».

Оставив машину, постояли на насыпи над родником. Незамерзающий ключ известен чистой вкусной водой.

И снова Туртас, что живет привычными заботами и делами: учится, соревнуется, работает. На станции под загрузкой колонны большегрузных машин. Отсюда по зимникам материалы доставляются на месторождения. «Смотри-ка сколько техники!» И, конечно, заинтересовался Семёнович трехэтажным домом, что возводит РЖД.

Опять выехали на Пионерскую. Все места более менее выгодные отдаются под жилье, кроме охранных зон реки, как здесь. К месту вспомнился подмыв берега в начале улицы Чебунтанской, который останавливали с помощью тяжелой техники. Вывод: строить близко к берегу, действительно, опасно.

Впечатления от поездки? С удовольствием поделился. После 1987 года, когда начальник ОКСа ушел на пенсию, построено многое, причем, нравится ему, как построено. Дома не смотрятся одинаково, у каждого свое «лицо», идет негласное соревнование, каждый старается перещеголять соседа. Поселок с его просторными улицами не только выглядит привлекательно, но и жить в нем становится все удобней: дороги асфальтированы, водичка, свет, тепло — всё в домах есть. Да что там дома! Завязался, было, разговор и о фонтане, есть такая задумка у администрации. Правда, Богатырь наш пыл несколько охладил: вот справимся со всеми житейскими проблемами, тогда и о роскоши подумаем. Поселок, действительно, всем хорош, когда-нибудь вполне может стать городом. «Если богатый инвестор зайдет, то почему бы нет, лес у нас есть» — как о чем-то давно решенном заметил на это глава.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

24