Меню
16+

Сетевое издание «Уватские известия»

11.03.2019 15:27 Понедельник
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 19 от 06.03.2019 г.

Помнить прошлое, ценить настоящее, верить в будущее...

Без малого полвека минуло с той поры, когда на территории Тюменской области и, в частности, в Уватском районе развернулось грандиозное по масштабам строительство под названием Всесоюзная ударная комсомольская стройка.

Планировалось построить железнодорожную магистраль от Тюмени до Нижневартовска и Уренгоя — таким образом проложить надежный и бесперебойный путь к сибирским нефтяным и газовым кладовым, открытым ранее геологоразведчиками и готовым выдавать «на гора» несметное количество тонн и кубических метров своей продукции. Потребность в нефти и газе ощущалась весьма остро, без них наша промышленность буквально задыхалась.

Почти одновременно с прокладкой железнодорожного полотна развернулось строительство нефтяных и газовых трубопроводов.

Уватский район, как и многие другие районы, отдаленные от центра и малодоступные к посещению областными руководящими структурами, годами не знавшие своих высокопоставленных чиновников в лицо, пребывал, как и всякий «медвежий угол», в зимней дреме. Местные жители вели свою размеренную, неторопливую жизнь, как и подобает сибирякам, — важно и основательно: сельскохозяйствовали, рыбачили, охотничали, словом, жили, как их отцы и деды, в своем внутреннем закрытом мирке.

«Беда» пришла нежданно-негаданно. Вначале застучали топоры и заработали пилы — начался лесоповал. Сотни, тысячи кубометров таежных деревьев-великанов пошли под корень, вырубаемые неизвестными «пришельцами». Вскоре зарычали самосвалы, загрохотали экскаваторы, вгрызаясь в веками не тронутые земные пласты. Строители вершили высокую насыпь — будущее железнодорожное полотно. Застонали и заматерились уватские мужики — рыбаки, охотники, возмущенные нарушением местной таежной экологии, девственной тишины, непуганного зверя и дичи. Как говорят, беда одна не ходит... Зачастило, заездило очень важное высокое начальство и не только с области, а и из самой матушки Москвы, добиравшееся одному ему известным способом.

Зашевелились, забегали местные чиновники различных властных структур. Ну как же, а вдруг начнутся проверки, ревизии и прочие контрольные заморочки? Но слава богу, всё благополучно завершилось лишь декларативными пожеланиями о начале успешного строительства и уверениями почаще бывать в давно забытом районе.

Время шло, оно, казалось бы, летело вскачь. Местные жители не успевали удивляться тому, как стремительно и слаженно продвигается строительство... Ложилась под ноги тайга, замирали под грунтом непроходимые болота. Земляная насыпь становилась всё выше, уходила всё дальше и дальше на Север. Следом шли не менее чудовищные машины и механизмы, которые укатывали и ровняли земполотно, укладывали на него решетки шпал и рельсов, двигаясь по ним вперед и вперед.

Еще одна особенность технологического процесса обращала на себя внимание уватцев. Возле поселка Туртас справа от железнодорожного полотна стали появляться временные сооружения в виде щитовых и бревенчатых строений под жилье и социально-культурные объекты: школа, детсад, медпункт, магазин, контора и др. Одновременно шла разбивка и планирование капитального промышленного и гражданского строительства. Как позже стало известно всем, кто этим интересовался, у строителей «Минтранстроя» традиционным было два этапа технологического процесса. Первый — возведение временного жилья для своих рабочих — монтеров пути, каменщиков, штукатуров-маляров, сварщиков. Второй — подготовка и проектирование, а позднее и строительство капитальных сооружений для будущих работников железной дороги и передачи в МПС (министерство путей сообщения). Аналогичная судьба была уготована и ст. Туртас с одноименным названием населенного пункта в 2-х километрах от железной дороги.

Но история распорядилась по-своему. Настоящее признание и огромную известность не только в пределах Уватского района и Тюменской области, но и далеко за пределами получила ст. Туртас благодаря героическому и самоотверженному труду молодых юношей и девушек первого в стране комсомольско-молодежного строительно-монтажного поезда 522. Общие цели, общие задачи и опытный перспективный начальник Николай Павлович Доровских сплотили коллектив. Не остались в стороне районные и областные партийно-хозяйственные органы, активно оказывая моральную и материальную поддержку грандиозному по своему размаху союзному проекту. Неоценимую по тем временам инициативу проявляло руководство центра. Отраслевое министерство бесперебойно поставляло строителям необходимое оборудование, технику, продукты, одежду, материалы. Всесоюзную ударную постоянно посещали не только высокое начальство из Москвы и области, но и артисты и композиторы, писатели и художники, певцы и просто творческие личности. Особенно теплые и дружеские отношения установились между коллективом КМ СМП 522 и Героем Социалистического Труда, писателем, главным редактором журнала «Юность» Борисом Николаевичем Полевым. Это случилось однажды и навсегда.

Автору этих строк посчастливилось встречаться с Борисом Николаевичем много раз в Москве, куда он ездил по заданию начальника управления «Тюменьстройпуть» Д.И. Коротчаева, где всегда и всё успешно решалось.

Однажды в одной из деловых поездок Борис Николаевич вместе с Дмитрием Ивановичем Коротчаевым высказали предложение о новом названии станции Туртас: «Дмитрий Иванович, наш журнал уже давно шествует над строительством в Тюменской области, в частности над СМП 522, который носит почетное звание комсомольско-молодежного. Предлагаю назвать станцию «Юность Комсомольская». Как вы смотрите на это?». Коротчаев лишь на секунду задумался и тут же поддержал это предложение. На том и порешили. После оформления официальных заявлений и предложений 4 марта 1974 года исполком областного Совета депутатов трудящихся принял решение о переименовании станции Туртас в Юность Комсомольскую, которая стала символом героизма и самоотверженного труда комсомольцев, юношей и девушек страны Советов, средний возраст которых составлял 23 года. Недаром на станционном фасаде станции сооружен архитектурный ансамбль из трех символов: «ЛЮБОВЬ», «ТРУД», «КОМСОМОЛ».

Владимир Гусейнов

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

7