Меню
16+

Сетевое издание «Уватские известия»

Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 87 от 29.10.2021 г.

Судьбы людей в эти годы

Автор: Владимир ТИМОФЕЕВ

Ялуторовск. Профиль строящегося железнодорожного моста через Тобол. Фото Сергея Прокудина-Горского, 1916 год

30 октября в России отмечается День памяти жертв политических репрессий. Трагедия первой половины ХХ века коснулась судеб очень и очень многих граждан страны, попавших в жернова массовых арестов, выселений, расстрелов.

Памятной датой послужили события 30 октября 1974 года, когда политзаключенные мордовских и пермских лагерей объявили голодовку в знак протеста против политических репрессий в СССР. С тех пор советские политзаключенные ежегодно отмечали 30 октября как День политзаключенного. Официально День памяти жертв политических репрессий впервые был отмечен в 1991 году в соответствии с постановлением Верховного Совета РСФСР.

За годы советской власти массовым репрессиям по политическим мотивам были подвергнуты миллионы человек. Временем Большого террора называют 1937-1938 годы, на которые пришелся пик репрессий. В 2022 году исполнится 85 лет начала тех трагических событий, когда приступили к реализации приказа 00447 «Об операции по репрессированию бывших кулаков, уголовников и других антисоветских элементов». Так началась операция по борьбе с «врагами народа».

Кадровая чистка коснулась парт-руководителей, хозяйственной, политической и творческой элиты. Судебный процесс в июне 1937 года над Тухачевским, Якиром и другими военачальниками стал сигналом для массовых репрессий среди военных. Пострадали свыше 40 тысяч человек, из рядов армии было «вычищено» 45 процентов командного состава как политически неблагонадежных. Армия подошла к войне практически обезглавленной. Трагедия ломала судьбы не только самих репрессированных, гонениям и притеснениям подвергались члены их семей. «Дочь» или «сын врага народа» становились несмываемым клеймом для детей репрессированных. Всего за годы Большого террора были осуждены 1,3 миллиона человек, 682 тысячи из которых расстреляны.

Однако массовые репрессии проводились и до 1937 года, и после эпохи кадровых чисток. В 20-е годы жесточайшие меры предпринимались против крестьянского населения. За годы коллективизации было раскулачено более миллиона крестьянских хозяйств, около пяти миллионов человек высланы из родных мест на поселения.

В предвоенное время жертвами массового террора становились не только военачальники, партийное руководство и так называемые «кулаки». В бесконечном потоке репрессированных оказывались простые люди, собиравшие от голода колоски на полях или оставшуюся после уборки колхозную картошку. В лагеря попадали и за невыполнение нормы трудодней, нарушение трудовой дисциплины. Чтобы оказаться врагом народа, иногда достаточно было одного доноса. С особой жестокостью расправлялись и со священнослужителями, репрессировав более 200 тысяч человек.

За прошедшие годы всё меньше становится живых свидетелей той эпохи. Многие моменты мы черпаем из письменных источников, с сайтов Интернета. Журналисты, писатели, видео- и фотодокументалисты оставили для нас рассказы и воспоминания участников тех трагических событий.

Огромную работу по сохранению воспоминаний проводили и проводят сотрудники районной газеты «Уватские известия».

В суете повседневной жизни мы мимоходом здороваемся с соседями, не особо интересуясь их жизнью, судьбой. А она, поверьте мне, у многих очень интересна. Вот и в 1998 году корреспондент газеты Людмила Владимировна Корикова совершила для уватцев поистине историческое открытие. Вот как она сама описывает судьбоносную встречу: «Как-то зимой ко мне подошла сотрудница комитета соцзащиты Л.В. Тамарова. «У меня на приеме сидит бабушка, человек необыкновенной судьбы, дочь Ялуторовского городского головы Андрея Первухина, хотите побеседовать?»… Поездка в Остров и встреча с О.А. Гусевой состоялась в конце зимы. А сюжет снимал Андрей Телегин. Возил в Остров глава Ивановской администрации И.П. Юдин.

А уж совсем в весеннюю распутицу мы с Андреем Телегиным отправились на родину Ольги Андреевны — в город Ялуторовск».

Большой вклад в увековечение памяти репрессированных вносят сотрудники районного музея «Легенды седого Иртыша». В сборнике «Мы живем на земле Уватской», составленном директором музея Людмилой Александровной Телегиной, по материалам шести районных историко-краеведческих конференций, научный сотрудник Надежда Владимировна Белкина рассказывает об одной из интереснейших личностей — Наталье Николаевне Сухановой. Современным блогерам ее фамилия ни о чем не говорит. А вот бывшим членам КПСС на ум придет работа Владимира Ленина (Ульянова) «О нашей революции (По поводу записок Н. Суханова)».

Наталья Николаевна родилась в Екатеринбурге в 1889 году в семье инженера Китаева. Начала учиться на Урале, позднее с родителями переезжает в Петербург, где оканчивает сначала литературную женскую гимназию, а затем обучается на Высших женских Бестужевских курсах — одном из самых престижных учебных заведений России. В «Бестужевке» преподавали богословие, логику, психологию, историю древней и новой философии, историю педагогики, историю литературы, русский, французский, немецкий, латинский языки.

Лекции читали такие видные ученые, как Бекетов, Менделеев, Сеченов, Бородин, Докучаев, Бестужев-Рюмин, Острогорский и другие. В пользу курсов устраивались спектакли, концерты, вечера, в которых участвовали писатели, поэты, артисты: Достоевский, Горький, Блок, Бальмонт, Северянин, Маяковский, Кони, Комиссаржевская, Стрепетова, Шаляпин и другие. После окончания Бестужевских курсов выпускницы могли заниматься самостоятельной деятельностью в различных учреждениях.

В 1910 году Наталья Николаевна вышла замуж за Крым-Шамхалова, с которым уезжает на жительство в небольшой польский городок Камыш. В 1914 году супруги переехали в Москву, где их застала революция. В 1918 году Наталья Николаевна, жившая до этого на иждивении мужа, устраивается на работу — сначала заведующей бюро вырезок в ВСНХ, а затем переходит на службу в Наркомтруд. Позднее она работает в Госиздате ЦК РКП(б).

В конце 20-х годов Наталья Николаевна вышла замуж за Николая Суханова, действительного члена Коммунистической академии, меньшевика по политическим взглядам, постоянного оппонента В.И. Ленина. По сфабрикованному делу «Союзного бюро меньшевиков» в 1931 году Суханова приговаривают к 10 годам лишения свободы. После ареста мужа еще в 1930 году по обвинению в контрреволюционной деятельности арестовали и Наталью Николаевну. Сразу после освобождения в 1935 году она просит разрешения переехать на жительство к месту ссылки мужа — в Тобольск. Но вместе супруги смогли прожить всего два года. 19 сентября 1937 года Суханова вновь арестовывают по обвинению в шпионаже в пользу «одной иностранной разведки». В августе 1939 года военный трибунал приговорил так и не признавшего своей вины Суханова к расстрелу.

В сентябре 1944 года Н.Н. Суханова устраивается на работу в Тобольскую школу №1. Поработать ей удается всего лишь полгода, ее арестовывают, обвинив в пропаганде против коммунистической партии. Как и ее муж, Наталья Николаевна не признала ни одного из инкриминируемых ей преступлений. В августе 1945 года органы были вынуждены закрыть дело по статьям 58-10 и 58-11 УК РСФСР, а арестованную освободили, приговорив к ссылке на пять лет. Отбывать ссылку разрешили в Увате. Наталья Николаевна устраивается на работу в школу учителем немецкого языка. После освобождения она осталась в Увате, продолжая работать в школе, учить детей.

Под ее руководством в райцентре был создан самодеятельный драматический театр.

В этой статье рассказано лишь о судьбе двух жителей нашего района, которые пострадали в годы репрессий. А сколько еще, не менее трагических судеб, осталось за этим материалом. Распросите своих родных, близких, соседей о судьбах людей, через которые прошла махина репрессий. Откройте их страницы жизни.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

33