Меню
16+

Сетевое издание «Уватские известия»

03.03.2022 15:40 Четверг
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 16 от 02.03.2022 г.

Сергей Бизин: «Я служил на Курилах»

Автор: Александр ПАРАМОНОВ

С.А. Бизину вручена медаль и удостоверение ветерана пограничных войск.

О своей службе в пограничных войсках рассказывает Сергей Александрович Бизин, 59-летний житель пос. Туртас. На границе он был старшим пограничного наряда, награждён нагрудным знаком «Отличник погранвойск» II степени.

- Родился я в поселке Большая Бича Омской области. В 1968 году семья переехала в Ханты-Мансийск, где окончил среднею школу, там же поступил в речное училище, выучившись на штурмана-механика. Отработал 2 года на судах «Главтюменнефтегаза», ходили по Иртышу и Оби — от Тюмени до Березово.

Таких, как я, молодых, на судах было много, большинство из нас не служило в армии. Руководству не хотелось терять молодые кадры, поэтому всякий раз на повестки военкомата отдел кадров отвечал: они в плавании. Весной 1983 года мы группой 14 человек сами пошли в военкомат и попросили, чтоб нас призвали в армию, каждый понимал: рано или поздно нас туда направят, но не хотелось служить в 25-27 лет.

В военкомате очень обрадовались нашему приходу, ставили в пример, какие мы сознательные, но сказали: призыва ждать дома. На службу направили через два дня. Страна у нас большая, прошла не одна неделя, прежде чем я попал в воинскую часть. Сначала проследовали до Омска, затем Хабаровск, из Хабаровска — самолетом до Южно-Сахалинска.

Здесь уже почувствовалась армия, а именно, что служить мне в пограничных войсках. Всех обули, выдали обмундирование, кому что досталось, и затем неделю нас «мучили» азам воинской науки.

На теплоходе «Ольга Ульянова» — двое суток пути — нас доставили на остров Кунашир Курильской гряды. Все прибыли живыми и здоровыми, не считая тех, кто не переносил «морской болезни», но и они стояли в строю. Команда «по машинам!» и нас доставили к месту службы в пограничный отряд в/ч № 2255 в п. Горячий Пляж.

Здесь стали учить обращению с оружием, а меня направили на учебу операторов РЛС (радиолокационная станция).

После обучения практика на РЛС острова Юрий, где была застава № 3, затем на соседнем острове Анучино на заставе № 2 прослужил всё оставшееся до дембеля время. Какие впечатления от службы на границе, причем на острове, где кругом Тихий океан. Был бы один, можно снимать ремейк фильма о Робинзоне Крузо. Куда ни кинешь взгляд, везде вода и заросли. Из птиц — в основном вороны, из диких зверей — только лисы, «эмигрировавшие» на остров из Японии. Правда, однажды зимой по льду забежал пятнистый олень. В океане вольготно себя чувствовала нерпа. Разнообразие рыбы: сайры, скумбрии и другой, причем в огромном количестве.

Мне влиться в пограничный коллектив было просто, почти треть заставы из Тюменской области, Тобольского и Уватского районов.

Трудно было привыкнуть к оголенности острова: застава в 100 метрах от океана на возвышенности, помещение 30 метров в длину, наблюдательная вышка и ПТН (пост технического наблюдения), где размещались наблюдатели радиолокационного контроля. Каждая смена 3 человека, отслеживающие цели в океане. Служба одним ПТН не ограничивалась, приходилось регулярно ходить в дозоры по периметру острова. В одну сторону 13 километров и 8 в другую, а вокруг острова — 21 километр.

Небольшой остров Анучино самый южный в Малой Курильской гряде. Кроме него острова Юрий, Полонского, Зеленый и Танфильева. И самый крупный Шикотан, на котором базировались морские погранцы и расположились пограничные заставы.

Интересно было нести службу на наблюдательной вышке. Большая подзорная труба крутилась на 360 градусов, куда не повернешь, везде всё просматривается, весь остров на виду. Одновременно осматриваешь пространство океана и Охотского моря.

До сентября всё спокойно, не считая мелких нарушений. Но затем в японцах просыпается обида за то, что в 1945 году по итогам второй мировой войны, СССР, как они считают, незаконно отобрал у них Южный Сахалин и часть Курильских островов. Что здесь начинается! В море выходят сотни мелких шхун. С национальными флагами страны восходящего солнца, подогреваемые реваншистскими лозунгами, они устремляются к нашим берегам.

Все пограничные заставы приводятся в полную боевую готовность. К нам на Анучино помощь придет не сразу, поэтому на целую неделю застава по тревоге уходит жить в опорный пункт. Это специально оборудованные помещения, окопы, блиндажи и прочая инфраструктура, всё для службы и отдыха. Боеприпасов — немерено, думаю, на несколько месяцев хватило бы воевать. Всё было продумано: сама пограничная застава на виду, а опорный пункт зарыт в землю и неуязвим, готов к длительной обороне. Когда японцы успокаивались, агиткампания у них заканчивалась, мы переходили в казарму.

Но однажды произошел печальный случай: наша застава сгорела. Я в это время был в дозоре, сам пожар не видел, но горела она как факел. Строение деревянное, сухое, каких-то 15-20 минут — и нет его.

При пожаре погибли двое пограничников. Один Алексей, наш, тюменский, и Юра из Новосибирской области. Все выбежали из помещения, лишь они вдвоем вступили в схватку с огнем… Обгоревшие трупы нашли на крыше, где они пытались тушить пламя. Огонь на них стремительно шел снизу, парни не смогли выбраться наружу, крыша была железной.

В память о тюменском пограничнике Алексее Плеханове, до службы работавшем на тепловозе помощником машиниста, названо локомотивное депо «Плехановское» Свердловской железной дороги на территории нашей области.

Служба была нелегкой, но интересной. Питались хорошо, если не брать в расчет сухую картошку. Все продукты и топливо один раз в год доставляли к нам морем. Если не хватало, готовили сами. Подпорченную селедку выкидывали, а в освободившихся 120-литровых бочках прямо на берегу солили иваси. Красная лососевая икра вообще не выходила из нашего рациона.

Связи с материком, кроме вертолетов, не было. Вертолетчики размещались рядом, наряду со своей службой они выручали нас. Объявили дембель, с заставы до отряда меня доставил вертолет, три лишних месяца пришлось переслужить. После службы нас всех раскидало по стране. Сослуживцев с тех пор не видел, но хотелось бы, чтобы откликнулись. Не знаю, где сейчас Александр Кошкаров из Увата — мой одногодок.

В 90-е я прочно осел в поселке Туртас. Годы были трудные, работы нет, а семью надо кормить. После долгих поисков устроился на пожарный поезд ст. Пурпе, где до выхода на пенсию отработал 28 лет. Начинал рядовым пожарным, а закончил начальником караула, имею ведомственные знаки отличия.

Недавно мне вручили памятную медаль «Ветеран пограничных войск». Рад, что не забывают о нас, бывших пограничниках. Как тут не привести выражение «Не стареют душой ветераны!»

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

63