Меню
16+

Сетевое издание «Уватские известия»

21.07.2020 10:45 Вторник
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 59 от 22.07.2020 г.

Не зарастай, родное поле, не исчезай, мое село…

Автор: Анатолий МАЛЬЦЕВ

Красный Яр с горы

Часть вторая. Начало в печатном номере 53 или здесь.

Там, где яр из красной глины, красная чудь и дом Кирика и Улиты

История возникновения села Красный Яр. В 1787 году в документах 5 ревизии выявлены сведения о вновь заведенной деревне Красноярской Уватской волости Тобольского округа. В 1795 году записано посельщиком Максимом Петровым Полковым, государственным крестьянином, что проживали там 8 человек.

Бытует старинный сказ о мифическом времени и загадочной красноглазой чуди, легендарном народе, жившем на этой земле. Можно предположить, что это древние угры, предки современных ханты. В стародавние времена на клочке земли, расположенной на юру (яр), поселились существа, похожие на людей, и называли их красная чудь. Сказывали, будто бы у них были огромные красные глаза. Оттого их так и прозвали. Правил красноглазым племенем мудрый и справедливый царь Баташ. Когда он умер от глубокой старости в возрасте 115 лет, его тело, одетое в богатые и дорогие одежды, с возложенной железной короной на голове, уложили в белую ладью, спустили на воду реки Боровая и подожгли, как повелевала тому древняя традиция.

Со временем эту землю стали заселять белые люди, и красной чуди пришлось скрываться от людских глаз, роя в яру жилища. Они и сейчас живут, только не кажному дано их увидеть. На городище и по сей день сохраняются глубокие рвы, напоминающие нам о тех далеких временах. С тех пор и называют наше село Красный Яр, как дом красноглазой чуди.

Поселилась на той же земле бабка Докия, или, как ее иначе называли, бабка Евдоха. Она зарабатывала себе на жизнь тем, что пасла овец да пряла шерсть.

Одним весенним днем собралась баба Докия своих овец пасти, чтобы те отведали первой свежей травки. Натянула на себя 12 кожухов из овечьих шкур, чтобы не продрогнуть, ведь весна только началась, и поутру было достаточно холодно.

Пока она гнала свою маржинку (скот) к полям, солнышко поднялось высоко и стало припекать. Идет Евдоха, пыхтит. Жарко ей стало. Давай она скидывать один кожух за другим и оставлять их за собой.

Так поскидывала все кожухи. Но вдруг поднялся сильный ветер и повалил снег. Ведь весной погода бывает достаточно капризна. Собрала бабка всех своих овец и погнала домой.

По дороге она продрогла до самых косточек. Стала баба подбирать свою одежду и снова накидывать на себя. Но тулупы уже были припорошены снегом так сильно, что пришлось их отряхивать.

Теперь же, когда весной начинается внезапно снег, люди говорят, что это Докия опять стряхивает снег со своих кожухов и он сыплется на нас. Так и сказывают, что Евдокия-плющиха снег плющит.

Был у бабы Евдохи сын по имени Чалпан, который женился вопреки ее воли на дочери царя красноглазой чуди Баташе. Не взлюбила бабка свою невестку. И вот в одно холодное зимнее утро дает Докия невестке по имени Веренея пасмы черной шерсти, да посылает на реку, приказав не возвращаться, пока та не отстирает ее до белизны. Пришла Веренея на речку, продолбила прорубь и стала стирать в ледяной воде. Как бы ни старалась девушка, шерсть оставалась черной. Впала она в отчаянье и залилась горькими слезами. Но внезапно средь зимней стужи почувствовала на себе тепло. Подняв глаза, перед собой девушка увидела (по одной версии) Иисуса Христа. Он улыбался и протягивал ей руки, в которых держал прекрасный цветок. «Дочь моя, — молвил он, — возьми этот цветок, окуни его в воду вместе с мотками пряжи». Трясущейся рукой Веренея взяла цветок и сделала так, как ей велели. Свершилось чудо — шерсть стала белее снега. По другой же версии, явилась мученица Улита, которая окунула мотки пряжи в прорубь, и они обелились в ее руках.

Когда девушка вернулась домой, то первым делом рассказала обо всем случившемся бабке Докии, но та не поверила ни единому ее слову, да еще и обвинила в том, что человек, давший цветок, — это тайный ухажер.

После этого Докия, как всегда одев на себя 12 овечьих шкур, отправляется пасти овец, будучи уверена, что весна уже наступила, ведь иначе «ухажер» невестки не смог бы найти цветок. Не успела бабка дойти до загона с овцами, как полил сильный дождь, и она стала скидывать с себя одежу. Только она разоболоклась, подул сильный леденящий ветер, повалил снег, и на землю опустился трескучий мороз. Так на ходу и замерзла бабка Докия, а замерзнув превратилась в озеро, вокруг которого вырос осиновый лес. Это озеро сохранилось и по сей день, люди его кличут Подосинов колодец.

Когда умерла и красавица Веренея, долго тосковал и страдал Чалпан. А вскорости и сам скончался от тоски по любимой. Как гласит легенда, в том месте, где его похоронили, берет свое начало ручей, который люди прозвали Чалпан.

Издревле повелось в деревне Красноярской почитание святых мучеников Кирика и Иулыты. Считается, что это покровители гонимых, непонятых людей. Иногда религиозные люди деревню называли «Домом Кирики-Улиты». В настоящее время на средства старожила села, сумевшей отметить столетний юбилей, Филатовой Марии Фёдоровны, написана иконописцами Тобольской иконописной мастерской храмовая икона святых покровителей.

Что ни деревня, то обычай, что ни двор, то разговор

В 1868 году в деревне Красноярской насчитывалось 12 дворов, где проживали 46 мужчин и 45 женщин. Среди них были Бусыгины, Ососовы, Кошкаровы, Полковы. Имеются сведения о заведенной в деревне мельнице, построенной в 1831 году, которая принадлежала крестьянам из д. Слинкиной подгорной М. Слинкину и из д. Красноярской — П. Кошкарову. Была в деревне и маслобойка, где давили льняное и конопляное масло, куда крестьяне с окрестных деревень доставляли семена льна и конопли. К 1903 году число дворов составило 20, где проживали 73 мужчины и 70 женщин. Местным съезжим праздником считался День Кирика-Улита (в честь мучеников Кирика и Иулиты — 28 июля). В этот день устраивалось сельское гуляние, на которое съезжались крестьяне из других населенных пунктов. В деревне имелся магазин, а в 1910 году была открыта школа. Неподалеку находилась деревня Петровка (Варган), откуда берет начало род Токушевых, также Белкиных и позднее Бересневых. Выселок Глядянский — родина рода Петровых.

Братья Захаровы Герасим и Егор из Дмитриевки, 1912 г.

Деревня Морозовка, крупный по тем меркам населенный пункт, в котором в 1910 году проживали 216 человек обоего пола. В ней имелся магазин и православная часовня. В Морозовке проживали крестьяне по фамилии Морозовы, Клюсовы, Филатовы, Кошкаровы, Долгих, Липатниковы. Рядом располагалась деревня Шестак, где жили Шестаковы, Белкины, Деревнины.

Имеются сведения и о возникновении деревень: Верхняя Заимка, в которую переселились крестьяне Белкины из деревни Белкина в 1856 году. По причине того, что в период большой воды земли затапливались, и свободных земель не хватало. Сюда же переселились братья Филатовы из Морозовки: Фёдор, Денис и Михайло, которые в основном занимались сельским хозяйством, торговлей и ямской гоньбой. Они же пригласили крестьянина из деревни Осинник Толстогузова Евгена, который вместе со своей семьей поселился рядом, построив большой шестистенный дом. Деревня Верхняя Заимка делилась на три части: МЧто ни деревня, то обычай, что ни двор, то разговор.

итровски, Деревня и Егоровска.

В 1864 году поселились 3 семьи крестьян Слинкиных из деревни Луговой-Слинкиной на речку Носку, и назвали деревню Сафьянская, так как занимались выделкой кожи «сафьяновой». Позднее поселились Поспеловы и Белкины. Съезжим праздником деревень Сафьянка и Заимка (двух сестер, двух подружек) был третий день праздника Троица.

В 1868 году были сосланы казаки с Урала во вновь образовавшиеся деревни. Нижне Заимскую (Дмитриевку), где было 9 дворов, в которых проживали 37 мужчин и 43 женщины. Деревню Куприян, что на Носке (Сергеевская), в которой располагалось 8 дворов, проживали 20 мужчин и 16 женщин. Среди них были Кошкаровы, Полковы, Пятковы, Нестеровы, Неумоевы, Захаровы, Белкины. В деревне Сергеевской была воздвигнута часовня в честь праздника Успения Божией Матери. В честь чего и устраивался съезжий праздник.Неподалеку находилась деревня Поварова, где проживали Кутявины, Кошелевы, Кремлевы, Захаровы.

Ольга Ивановна Ососова.

Село Новое, некогда чалдонское село, которое до 40-х годов ХХ века считалось самым крупным населенным пунктом Уватского района. Это родовая вотчина рода Преснецовых и Кошкаровых. В конце ХIХ века оно стало волостным центром, в которую входили территории современного Красноярского и Горно-слинкинского сельских поселений, а также центром религиозной жизни одноименного прихода, где находилась деревянная церковь «Во имя Пресвятой Троицы». В других же деревнях больших храмов не было, имелись только часовни.

Деревни Верхний, Средний и Нижний Малысак — это родина огромного рода Самолововых. Когда-то все жители данных населенных пунктов носили эту фамилию, которую получили от одноименного орудия ловли рыбы «самолов». Местные крестьяне славились рыболовством, а в избах «хлебали ложкой» черную икру, в амбарах стерлядь складывали поленницами, а гостей угощали «маржетками» — определенным формовым хворостом. А главным деревенским праздником было Загонье (Заговенье на Петров пост, первое воскресенье после Троицы).

Повсеместно можно было попробовать икорный хлеб, при приготовлении которого использовалась икра рыбы, в изобилии водившаяся в реках и озерах края.

Край, где на березах калачи висят

В период Столыпинской аграрной реформы на территорию поселения хлынули переселенцы с Орловской и Белгородской земель, среди которых были Баглаевы, Токаревских, Дресвянниковы, Аржанниковы, Ерикаловы, Тальнишних. С Вятской губернии прибыли Городиловы, Ярковы, Катаевы, Мусихины, Бересневы, Багины, Рыловы, Будылгины, Петелины, Бурдаковы, Паршуковы, Колосовы, Куликовы, Цыкаревы, Неустроевы, Охулковы. Переселенцы обустроили деревни Сафроновку, Таловку, Вознесенскую, Екимовку, Большой Нарыс и Маиль.

По воспоминаниям Ганны Маркеловны Смук (родилась и выросла в Сафроновке, позднее жила в городе Тобольске), в то же время появились и первые украинские переселенцы, шедшие самоходами за лучшей долей в далекую Сибирь. Так пришли с Волыни братья Сафрон и Маркел Смук, семья Довбуш, поселившиеся в Сафроновке. Позднее с Полтавщины и из-под города Сумы пришли Рекуты, Челак, Рекедо, Кодыренко, Слипченко, Гайдамак и другие. Именно с ними связано появление такой огородной культуры в наших местах, как ревень.

Белорусские самоходы Судникович поселились в деревне Маиль. По воспоминаниям Анны Васильевны Черкашиной, урожденной Бурдаковой: «Тятя говорил, что в Сибири на березах калачи висят, только бери их».

Самоходов, вятских и украинцев чалдоны называли «мастеровым народишком», так как среди них были бондари, шорники, гончары, пимокаты. Они принесли в наши места закладное ткачество, которое местные ткачихи не знали. Чалдонки умели ткать обычный холст, из узорного ткачества было только браное.

Вместе с собой они несли и свою культуру: говор, обряды, традиционную одежду, песни. Очень долго сохранялась отличительная их особенность от чалдонов, которые старались долго держаться в стороне. Был даже некий негласный закон запрета жениться чалдонам на не чалдонках.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

22