Меню
16+

Сетевое издание «Уватские известия»

30.03.2024 10:18 Суббота
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 26 от 29.03.2024 г.

Хозяйственный мужик Самоловов

Автор: Анна Самоловова

Семья Самолововых. Денис Максимович (с бородой), сын — Кузьма Денисович, внук Николай Кузьмич, сноха Мария Потаповна и ее мать (имя пока неизвестно).

Первая мировая война, свержение царя, революция, гражданская война... В начале двадцатых страна лежала в руинах. Жители европейской части страны голодали. Единственной относительно сытой территорией была Сибирь. Перипетии тоже сильно потрепали сибирское село, но крестьяне продолжали пахать и сеять. Поэтому именно Сибирь стала в очередной раз продовольственным донором страны. Решать продовольственную проблему советская власть взялась по-большевистски: в рамках политики «военного коммунизма» хлеб у сибиряков постановили попросту отобрать.

20 июля 1920 года Ленин подписывает декрет № 171 «Об изъятии хлебных излишков в Сибири».

На сибирских крестьян была наложена продразверстка, по которой они обязаны были сдать зерно, мясо, масло, яйца, картофель, овощи, кожи, шерсть, табак, рога, копыта и многое другое. Всего на них распространялось 37 разверсток. Кроме того, всё трудовое население от 18 до 50 лет должно было исполнять различные повинности: рубить и вывозить лес, поставлять подводы и т. д. За уклонение предусматривались строгие меры наказания вплоть до ареста и отправки на принудительные работы.

По деревням поехали вооруженные продотряды с «особыми полномочиями». При изъятии продуктов они не стеснялись в средствах изъятия «излишков». Из богатой Сибири пошли эшелоны с зерном и мясом.

Крестьяне отдавать за просто так зерно не желали. Они трудились и хотели получить за свой труд деньги. Но денег у власти не было. И если первая разверстка прошла более-менее спокойно, то во время последующих начались протесты и волнения.

В 1922 году во время разверстки Денис Максимович выменивал у населения своих откормленных свиней на небольших еще поросят, своих хороших упитанных коров — на худых, говоря: «Мне всё равно сдавать».

На сходе граждан руководство агитировало за увеличение плана посева зерна, для сдачи государству. Крестьяне противились. План был не приемлем. Денис Максимович говорил: «Мне на три едока много не надо, для государства хоть сколько сей». Привыкший работать на себя, иметь от работы видимый доход, он отказывался вступать в колхоз, называя его «осиным гнездом».

Из дела о раскулачивании Тобольский архив Ф.822, оп. 3, д. 82

Денис Максимович был старостой часовни. Люди в деревне были верующие, придерживались традиций дедов и прадедов. На собрании граждан по вопросу закрытия часовни, проводимом в марте 1931 года, Денис взывал к общественности, уговаривал, угрожал «стращая граждан Страшным судом»... Бесполезно... Коммунисты разрушили, растоптали, запретили веру.

Денис Максимович надеялся и верил, что советская власть ненадолго. Не может быть такой беспредел навсегда. Он ждал, что вот-вот будет переворот, кто-то должен при йти и свергнуть ненавистную советскую власть. Должен же наступить, наконец, покой, чтобы жили как раньше, как жили несколько сотен лет на Сибирской земле его предки.

Многие крестьяне, особенно те, кто был позажиточнее, поддерживали Дениса. Активную деятельность развил Андрей Антонович Самоловов. Он часто посещал дом Дениса Максимовича, где они обсуждали происходящее. Все чаще Денис не выступал на собраниях, только молча присутствовал. Андрей Антонович, напротив, вел антисоветскую агитацию. После каждого его выступления, разгорались нешуточные страсти: крестьяне шумели и возмущались, что приводило к срывам собраний. Некоторые его высказывания задокументированы в личном деле Андрея Антоновича:

По вопросу самообложения высказывался: «Советская власть накладывает на мужиков большие налоги. Всё, что мужики зарабатывают, они отдают власти. Себе ничего не остается, а тут еще мужики должны сами себя облагать. Советская власть прямо грабит мужиков». Собрание было дезорганизовано. Только после упорных трудов со стороны уполномоченных самообложение было проведено.

Из дела о раскулачивании Самоловова Андрея Антоновича Тобольский архив Ф. 822, оп. 3, д. 84

В декабре 1929 года на организационном собрании учредителей колхоза Андрей Самоловов говорил: «В колхозы идут только лодыри, которые не умеют управлять своим хозяйством. Хозяйственный мужик к вам не пойдет». Выступление было поддержано кулаками и собрание было сорвано.

В феврале 1930 года по вопросу о коллективизации проводил собрание уполномоченный сельского совета Панкин. Самоловов Андрей Антонович выступил против: «В колхозы идут те, кто хочет пожить за счет кулацкого добра. Соберетесь в колхоз, поругаетесь, подеретесь из-за кулацкого добра, растащите его по домам и сами разбежитесь. Вот вам и будет колхоз» Собрание было сорвано.

Из личного дела Самоловова Андрея Антоновича Тобольский архив Ф. 822, оп. 3, д. 84

В октябре 1931 года на бедняцком собрании обсуждался вопрос о выявлении кулацкой части деревни и даче ей твердого задания. Андрей Антонович на собрании присутствовал, так как по имущественному положению не относился к кулачеству. Кулакам было дано твердое задание по всем видам заготовок. После собрания (возможно, на следующий день) Андрей накинулся на местного коммуниста — колхозника Шмелева Василия Филипповича с колом: «Из-за вас добрых людей обижают, жить не дают. Из-за тебя на Дениса (Максимовича) твердое задание наложили». Шмелев успел защититься ружьем. Бросая кол, Андрей заявил: «Не удалось, на другой раз удастся».

В 1931 году, к моменту сдачи твердого задания Денису Максимовичу, имущества было уже не так и много. Что-то было продано, что-то сдано. Пашни для обработки, вместо 5 га, осталось 2 га. Из скотины осталось две лошади да две коровы. Коммунисты злились: «сократил умышленно», «разбазарил, сократил все свое хозяйство».

«Твердое задание» выражалось в уплате части налога зерном, мясом, яйцами, сеном, лесозаготовками, полевыми работами. В случае невыполнения в срок твердого задания, виновные немедленно привлекались к уголовной ответственности по ст. 61 Уголовного кодекса с применением конфискации имущества, ликвидации кулацкого хозяйства и высылкой кулаков.

За невыполнение твердого задания по всем видам заготовок Денис Максимович был подвергнут народному суду. Имущество было конфисковано. Когда пришли раскулачивать, жена Александра обреченно проговорила: «Ну, проходите, колхозники. Забирайте всё. Всё ваше». Президиум Уватского Рай-исполкома от 3 апреля 1933 года постановил: кулака Самоловова Дениса Максимовича, проживавшего в д. Маулень Новосельского сельского совета, выслать из пределов Уватского района со всей семьей.

Выписка из протокола 3 Заседания Президиума от 3 апреля 1933 года. Тобольский архив Ф.822, оп. 3, д. 82

Архивное дело о раскулачивании Дениса Максимовича заканчивается этими словами. Долгое время неизвестно: была ли осуществлена высылка семьи Самолововых за пределы Уватского района. Никаких семейных легенд по этому поводу не сохранилось.

Но недавно в Тобольском архиве удалось обнаружить интересный документ — характеристику на кулака Самоловова Дениса Максимовича, датируемую апрелем 1936 года. В ней указано, что Денис Максимович «политические компании за 1933 год выполнил все платежи, и за 1936 год культурный налог также уплатил». Видимо, решив дело миром и уплатив платежи, семье Самолововых было позволено остаться в родных местах.

Характеристика на Дениса Максимовича от апреля 1936 года. Тобольский архив Ф. 1481, оп. 1, д. 1

Примерно в 1946 году в д. Маулень приехал фотограф. Из воспоминаний Самоловова Андрея Артемьевича, проживающего в настоящее время в г. Новосибирске: «В то время с фотографированием в удаленной деревне были трудности. Это было большим событием. Фотографировались семьями все желающие. Останавливался фотограф у сына Дениса Максимовича — Кузьмы. В его бане он работал, проявлял пленки и делал фотографии. На стене бани фотографии сушились. Мы, дети, бегали вокруг и смотрели». Это единственное фото, где изображен Денис Максимович (с бородой). Его жена — Александра Екимовна — умерла во время войны, в 1943 году, в возрасте около 66 лет.

Денис Максимович Самоловов прожил достойную жизнь, наполненную трудом и хлопотами. Умер 10.05.1960 года в возрасте 84 лет, не дожив до своего 85-летия 20 дней. Похоронен в родной Маулени.

Я никогда его не видела, но я его знаю. Если бы Дениса Максимовича не раскулачили, мы никогда бы не узнали его достаток, отношения к обстоятельствам жизни и его редких цитат, записанных в деле. Собрав все доступные документы, я попробовала обрисовать его портет. А удалось ли мне, судить вам, дорогие читатели.

Плакат «Долой кулака из колхоза», 1930 год

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

9