Меню
16+

Сетевое издание «Уватские известия»

04.04.2024 17:00 Четверг
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 27 от 03.04.2024 г.

Дороги жизни рода Калининых

Автор: О.Г. ШЕСТАКОВА
Научный сотрудник АУ «Краеведческий музей Уватского муниципального района «Легенды седого Иртыша»

Если человек не любит хотя бы изредка смотреть на старые фотографии своих родителей, не ценит память о них, оставленную в саду, который они возделывали, в вещах, которые им принадлежали, — значит, он не любит их.
Если человек не любит старые улицы, старые дома, бывшие «участниками» его юности, свидетелями исторических событий, — значит, у него нет любви к своему…
Если человек равнодушен к памятникам истории своей страны, он, как правило, равнодушен и к своей стране.

Д.С. Лихачёв «Заметки о русском»

Молодой Герасим Николаевич с женой и детьми, справа отец — Николай Никифорович

Существует непрерывная связь между временами — прошлым, настоящим и будущим. Она осуществляется через наследие, доставшееся нам от предков, и мы должны сохранить его для потомков. Это умозаключение имеет большое значение и для Анны Владимировны Цветковой, родившейся на Сибирской земле в д. Солянке Уватского района. Появление девочки в семье тружеников, пример тружеников нескольких поколений, выбор профессии, опыт работы учителем начальных классов на протяжении нескольких десятков лет… Период взросления и становления вызвал вопрос: «Кто я? Откуда мои корни?», просмотр старых фотографий и записей деда Герасима Николаевича Калинина, факты о судьбах родственников — всё это привело к работе над семейным архивом.

Анна Владимировна обращалась в музеи г. Тобольска и г. Омска. Найденный материал был интересен не только родным людям, но и землякам, так как в судьбах одного рода отражается история страны.

После присоединения Сибири к Российскому государству в поисках лучшей доли сюда устремились хлебопашцы. В 1871 году в деревне Солянская проживало: мужчин — 96, женщин — 110 (казаки), в деревне Мокроусовка: мужчин — 48, женщин — 66 (казаки), в Солянских юртах: мужчин 5, женщин — 7 (остяки).

Солянка в то время была разделена на две части оврагом. В одной части располагалась Мокроусовка, а во второй, где жили Калинины, — Солянка. От проживающих в Солянских юртах остяков впоследствии появилась фамилия Задубины. Бабушка Анны Владимировны рассказывала о том, что переселенцы просили разрешения у местных для того, чтобы поймать осетра. Также из рассказов стало известно, что предки строили дома на коренных стойках. На месте Солянки был когда-то сосновый бор, поэтому при строительстве спиленное под корень дерево использовалось как фундамент.

Кто же является предками Калининых?
Существует три версии.

Первая гласит о том, что предки Анны Владимировны были староверами. В пользу данной гипотезы говорит семейная реликвия — створа от трехстворной иконы, полученная Анной Владимировной в наследование от бабушки Акулины Ивановны. У староверов бытовал обычай: благословляя детей, разделять створы. Так поступил прадед Анны Владимировны — Никифор Яковлевич Калинин — разделивший створы между сыновьями. Впоследствии одна створа досталась бабушке героини, Акулине Ивановне, от прабабушки, Александры Устиновны, на свадьбу. А вторая створа была отдана любимому сыну Ефиму Ивановичу, когда тот покидал родную Солянку. О третьей створе информации нет.

Вторая версия гласит, что предки Калининых были служивыми казаками.

По третьей версии предками являются переселенцы-евреи. В пользу этой версии служит история о прадеде Анны Владимировны, Калинине Иване Никифоровиче, который изумительно играл на скрипке. После смерти прадеда долго хранились красные валенки и незабвенный инструмент. Любовь к игре на скрипке в роду оставалась — под ее звуки не только радовались, но даже и, бывало, хоронили.

Кем бы ни были предки рода Калининых, одно доказывать не нужно: это были великие труженики. Почему для людей так важно передать свой опыт, а главное — свои чувства, переживания, раздумья? Пожалуй, для того, чтобы, уходя из жизни, осознать, что твои старания и страдания были не напрасны. В свою очередь, Герасим Николаевич Калинин, покидая сей мир, спешил оставить на Земле свои воспоминания о роде Калининых. Некоторые записи он сделал сам, другие были зафиксированы под его диктовку. Благодаря этому дневнику можно составить родословную семьи Калининых из д. Солянки.

Логично начинать рассказ с семьи Никифора Яковлевича, разделившего створы между детьми, так как он является главой семейства. Жизнь Никифора Яковлевича была горькой. Родился он у Якова и его жены Моти. Когда мальчику было 10 лет, мать умерла. Отец привел молодую жену, но она невзлюбила Никифора и потребовала выбирать — либо она, либо Никифор. Яков не мог противиться жене, а Никифор был неглупый и всё понимал, поэтому нанялся в работники в своей деревне и жил так два года. Мачеха была непреклонна, несмотря ни на что, поэтому Никифор уехал в Ишим. У отца с мачехой родился сын Андрей Яковлевич. Время шло… Яков ничего не знал о Никифоре, потому заявил в волость, чтобы разыскали. Беглеца нашли и привезли в одной шубейке в Солянку. Что у батрака может быть, кроме шубейки?

Но дома так и не приняли Никифора. Пришлось после возвращения идти к тетке Марье. Заплакал Никифор: «Что делать, тетя? Опять наниматься, батрачить?». При царизме другой работы не было: или батрачить, или свое хозяйство заводить. Тетушка совет дала: «Женись, Никиша, а потом хозяйство заводить будем». Так и женился Никифор Яковлевич на Хавронье Семёновне; купили избушку, кобылу за сорок рублей. Тетка дала в хозяйство корову Буренку. Будто бы к весне готово было всё. Никифор Яковлевич занимался подготовкой сошек, бороны. Только не сразу удалось вспахать поле на бессильной кобылке. Расстроились молодые, пригорюнились. Хавронья Семёновна плакала: «Как жить будем, Никифор?». На что муж отвечал ей: «Не горюй, Хавруша, заживем». Опять же через тетку помогли молодой семье Степановы: и землю засеяли, и рыбачили с ними, и другими заботами жили. Улов брали хорошо, осетров ловили. Средний осетр был с пуд весом, если икряной, то продавали по 16 рублей за штуку. Корова в то время стоила 16-20 рублей в зависимости от упитанности — следовательно, если осетра добыл, значит, корову взял. Так и поднималось хозяйство Никифора Яковлевича.

Вскоре родился у молодых первенец Артём. Детей в семье считали счастьем. После появились сыновья Николай, Иван и дочь Фёкла. Жили в бедноте, но росли все мастеровитые, всё умели делать. Со временем к хате пристроили еще один дом, первый заменили; построили новые амбары, двор в порядок привели.

С годами Никифора Яковлевича избрали в волость хозяйственником — на третий год работы он завел часы, ведерный самовар, посуду и многое другое. Никифор часто приговаривал: «Всё, что дедушка завел — умножить».

В возрасте 85 лет заболел Никифор Яковлевич и умер. Перед смертью наказал сыну Ивану: «Понесут меня из дома, бери свою скрипку и походный марш играй». Сначала поп запретил, а когда пожелание умершего ему объяснили, не стал перечить.

Судьбы детей Никифора Яковлевича и Хавроньи Семёновны сложились по-разному.

Старший сын Артемий поступил в армию на действительную службу. Была у него с юности невеста — Катя. Обещал Артемий жениться на девушке. Служил юноша на Севере хорошо, был дисциплинирован, приходили значки, благодарности. Но во время службы имел связь с зырянкой. Перед окончанием срока реже стал с ней встречаться, а она хотела стать его женой и с ним ехать. Но так как дома Артемия ждала невеста Катя, то не взял он с собой зырянку. На что обиженная девушка ему сказала: «Если ты меня не возьмешь с собой, то долго не проживешь».

Встретились после армии Артемий с Катей. Стали с братьями на хлеву крышу крыть, стропила поставили, решетить стали, зарубать. У Артёма топор из рук выпал. Увели мужчины его в избу, а он сказал, что хворает. Полежал так неделю и умер — вот что зырянка сделала. А Катя замуж так и не вышла, никого ей не надо было, кроме Артюши. Прожила с братьями, помогала по хозяйству, с детьми.

Второй сын Николай Никифорович женился в 1899 году: взял в жены Ксению Васильевну из Першиной. Жили дружно, слова грубого в доме не было. В семье родились дети: Прасковья — с 1900 года, Герасим — с 1903 года, Карп — с 1905 года, после были два Егора — умерли, Авдотья — с 1915, дальше была Марья — умерла, Степан — с 1920 года.

Война 1914 года прошла с участием Николая Никифоровича — служил он в 701-й Тобольской дружине, охранял губернатора. За хорошую службу ему объявили благодарность и дали три дня отпуска. В казарме Николай сказал: «Я сбегаю за эти три дня домой, проведаю жену и детей». Расстояние составляло 180 километров! Как уж он шел, как ноги терпели — только ему ведомо. Но два дня дома пробыл, потом приписался к почте и ко времени был в своей части. Выносливые люди были! В 1941 году Николай Никифорович всю семью прокормил — рыбу ловил, еще и голодающим давал. Характеризовался как человек честный, общественный.

Третий сын Иван Никифорович был бакенщиком. Виртуозно играл на скрипке и с другом в свободное время устраивал на берегу Иртыша концерты. Настолько мужчины вдохновенно играли, что, по рассказам сельчан, даже проходящие корабли иногда причаливали.

Женат был на Александре Устиновне. В семье родилось три сына и четыре дочери, один из сыновей умер. В военное время старший сын Яков Иванович погиб за Родину.

Сведений о дочери Никифора Яковлевича и Хавроньи Семёновны — Фёкле — нет.

По материалам одноименной статьи, написанной Анной Владимировной Цветковой, и опубликованной в сборнике «Мы живем на земле Уватской».

(Продолжение следует)

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

170