Меню
16+

Сетевое издание «Уватские известия»

24.10.2018 16:09 Среда
Категория:
Тег:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 85 от 24.10.2018 г.

Прошлое, хранящееся в памяти, - часть настоящего

Автор: Лариса ФИЛАТОВА

Мыслитель однажды сказал, что память — это медная доска, покрытая буквами, которые время незаметно сглаживает, если порой не возобновлять их резцом.

С возрастом мы всё чаще предаемся воспоминаниям. Наверное, такова жизнь. Вначале накапливаем эмоции, ощущения, а потом переживаем их, только уже с позиции пройденного.

Сегодня мне хочется рассказать о своей малой родине. Хотя я давно уже жительница села Уват, но моей малой родиной является деревня Туртас. Ее уже нет на карте, она лишь в наших воспоминаниях. Да и нас, туртасовцев, осталось не так много.

Деревня Туртас располагалась между поселком Ялба и селом Ивановка. По воспоминаниям Марии Георгиевны Козловой, старейшей жительницы деревни, Туртас состоял из 15 домов. Жили здесь Пинигины, Кочаиновы, Кошкаровы, Филипповы, Медведевы, Агаевы, Бехметовы, Выдрины, Сафоновы. Все семьи были большие.

Постоянного заработка в деревне не было, так как не было никакого производства. Молодые и сильные работали на сплавучастке в поселке Ялба, кто-то работал в Ивановке.

В нашей семье было пятеро детей. Папа — инвалид с детства, а мама, имея на руках детей и больного мужа, могла работать только сезонно. Так, в 60-е годы в летнее время в деревне работал кирпичный завод. Ей и другим женщинам удавалось хоть что-то заработать. Работа была очень тяжелая, грязная. Кирпичи делали вручную. Процесс длительный, зато результат — качественный обожженный кирпич, который был пригоден в любом строительстве.

Чтобы поднять детей на ноги, все умудрялись зарабатывать, как могли. Летом вязали березовые веники и носили их в Ялбу в надежде продать. В Ялбе была работа, и люди получали заработную плату, кроме того, здесь всегда было много командировочных. Вместе с вениками продавали сушеный шиповник, рябину, черемуху, клюкву, грузди. На вырученные деньги ино гда нам покупали вкусности. Поэтому мы с нетерпением ждали возвращения родителей.

Папа занимался охотой. Зимой ставил петли и силки на зайцев и куропаток. Пойманную дичь сдавал в заготконтору и за это тоже получал небольшие деньги. Папа был мастеровой. Он сам шил чирки из выделанных шкур животных. Вместо стелек клал в них сено. Жители Туртаса и окрестных деревень несли ему в ремонт обувь. Платили за работу немного.

Помню, в деревню часто приезжали скупщики тряпья, шкур, макулатуры. Мы, дети, их встречали с особой радостью. Ведь взамен ненужного тряпья и бумаги мы могли выбрать красивые сережки, кольца, бусы, надувные шары.

Особенно запомнилась беднота в домах. Ни о каких шторах, покрывалах, постельном даже не слышали. К празднику, например, вырезали из газет шторы на окна, угловатики (небольшие столики-божнички) и казалось, так нарядно!

Лечились все у бабы Нюры Пинигиной. С любой болезнью шли к ней: испуг, порча, золотуха, грыжа, болеет ребенок или сорвал спину. Лечила она и скот. С весны от всех ползучих деревню заговаривала баба Аня Кочаинова. Сейчас нам кажется всё это таким примитивным, но ведь помогало же.

Дети, те, что постарше, не сидели без дела. Летом работали в поле, помогали на току. Хотя работа пыльная и тяжелая, зато были сыты курмачем — это в печи поджаренная пшеница, вкуснее ничего не знали.

В школу ходили в Ивановку. Уходили, когда было еще темно, и возвращались, когда становилось уже темно. В метель дорогу сильно переметало, приходилось ползти по сугробам. А в морозы, в хилой одежонке, так замерзали, что едва отогревались в классах возле печей. Зато в школе был буфет. Правда, не всегда были деньги, чтобы что-то купить, но иногда родители давали несколько копеек на перекус.

У деревни, вдалеке от дорог, без производства, где не было света и близко воды, шансов выжить не было. И всё равно мы любим ее и помним. Иногда хочется сказать: «Остановите время, я сойду». Ведь здесь прошло наше детство. Каким бы оно не было — это лучшие годы.

Сейчас, когда выросли мои дети, становятся взрослыми внуки, я особенно понимаю, как тяжело было нашим родителям растить нас. Но ведь растили: не отказались, не сдали в детский дом, дали образование. Помогали и после всем, чем только могли. Нет такой благодарности, чтобы восполнить им всё.

Деревня Туртас перестала существовать в 1991 году. Последними из нее выехали мои родители — Дмит-рий Андреевич и Анфиса Николаевна Агаевы.

К печати подготовила 

Лариса ФИЛАТОВА

Продолжение в №88

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

23