Меню
16+

Сетевое издание «Уватские известия»

09.11.2020 10:30 Понедельник
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

Они сражались, чтобы победить

Автор: Александр ПАРАМОНОВ

Мемориальный комплекс на Ржевской земле.

Я убит подо Ржевом,

В безымянном болоте,

В пятой роте, на левом,

При жестоком налете…

(А. Твардовский)

Стихотворение основано на реальной истории. В 1942 году началось одно из решающих и наиболее кровавых сражений Великой Отечественной — битва за Ржев. Даже бывалые солдаты признавали небывалый масштаб операции, с небольшими перерывами длившейся с января 1942 г. по март 1943 г. Погибших и раненых более миллиона. Один из рядовых участников битвы, тяжелораненый В. Бросалов, не сразу был обнаружен санитарами и долгое время находился на грани жизни и смерти. За это время солдат передумал многое и уже смирился со своей гибелью. Впоследствии он рассказал Твардовскому о своих размышлениях, и поэт отразил их в своем стихотворении «Я убит подо Ржевом».

Как получилось, что юные бойцы отряда «Югра» вот уже много лет ведут поиск павших именно на Ржевской земле? Рассказывает бессменный руководитель отряда Татьяна Ивановна Кухаренко:

«История длинная, а начну с того, что в 1993 году мы были участниками Всероссийского сбора в Курске, посвященного 50-летию освобождения города от немецко-фашистских захватчиков. Туда вместе с ребятами съехались руководители школьных поисковых отрядов. Мы тогда работали в Курске, нас связывала с этой землей судьба нашего земляка Григория Никифоровича Кошкарова. Среди отрядов, прибывших на встречу, московский «Дозор», который возглавляли опытные педагоги, супруги Лишины. Мы рассказали им о своих экспедициях, показали слайды. Заинтересованные нашей деятельностью, методикой поисков, отношениями в коллективе, они пригласили нас поработать на их территории в Ржевском районе. Сообщали сведения, о которых мы тогда мало что знали, о чем нельзя было что-то прочитать: Ржевская битва была темой закрытой. Лишины предупредили нас, что в районе Ржева иная специфика поисковых действий, деревень там почти не осталось, чтобы вести поиск, надо заходить в лес. Для нас это всё было ново, а потому заманчиво. Они же, чувствуя свой возраст, захотели освоенную ими территорию передать кому-то ответственному. Мы загорелись поработать там, где земля вся в останках. В такое не очень верилось, потому что в Курске всё было по-другому. Но сначала побывали в Центральном архиве Министерства обороны РФ, просматривали документы по Ржеву, какие там воевали воинские части. Вдруг находим среди сражавшихся под Ржевом 178-ю стр. дивизию. Узнаем, что она формировалась в Омске, в ее составе были наши земляки. Эти данные привлекли нас, появилась цель: побывать на местах боев погибших земляков Михаила Николаевича Ковяткина, Виктора Варнаевича Денисова и других».

То, что бойцы «Югры» увидели в своей первой поездке в Тверскую область сыграло определяющую роль во всей их дальнейшей поисковой работе. Вспоминают, что лес, когда в него вошли, был весь истерзан воронками, окопами, траншеями. Впечатление, как будто война здесь окончилась совсем недавно. Ко всему прочему, тут активно поработали черные копатели, с 70-х годов собиравшие железо, оружие и другие артефакты войны. Ребята медленно продвигались по вывороченной мародерами земле: останки, останки… это всё надо было расчищать, приводить в порядок. В той весенней экспедиции они подняли 29 бойцов, до этого столь интенсивной работы у них не было. В Курске, прежде чем останки поднять, надо было долго их искать в земле, на полях. А здесь всё перед глазами.

Так продолжалось два года: после Курска устремлялись под Ржев. Одновременно ездили в архив, всё больше и больше накапливая сведений о наших земляках и о боях, мало кому в то время известных. И осознали, что уйти оттуда уже не смогут: страшно кровопролитные бои прошлись по Ржевской земле, несравнимы ни с чем были потери.

В памяти советского солдата и советских граждан Ржевский выступ остался «ржевской мясорубкой», «прорвой».

«Мы наступали на Ржев по трупным полям. В ходе боев появилось много «долин» и «рощ» смерти. Не побывавшему там, трудно вообразить, что такое смердящее под летним солнцем месиво, состоящее из покрытых червями тысяч человеческих тел. Лето, жара, безветрие, а впереди — вот такая «долина смерти». Она хорошо просматривается и простреливается немцами. Ни миновать, ни обойти ее нет никакой возможности: по ней проложен телефонный кабель — он перебит, и его во что бы то ни стало надо быстро соединить. Ползешь. Разрыв снаряда загоняет тебя под трупы, почва содрогается, тела сваливаются на тебя, осыпая червями. Но вот пролетели осколки, ты вскакиваешь, отряхиваешься и снова — вперед» (Из книги воспоминаний фронтовика Петра Михина «Мы умирали, чтобы победить»).

На днях Татьяне Ивановне был звонок из Казани от руководителя поискового отряда. Они, оказывается, осенью работали в Ржевском районе в полосе наступления Калининского фронта, встретили таблички «Югры», на которых по данным из медальонов написаны фамилии поднятых бойцов, даты раскопок и адрес отряда. «Казанцы вышли на нас, интересуясь методами нашей работы, в частности, какими инструментами мы пользуемся, и были немало удивлены, что кроме щупа и лопаты у нас других не было. Да и не надо было, потому что в большинстве работа велась по раскопам, оставленным черными копателями. Ну и, конечно, что-то находили в воронках и траншеях, пропущенных мародерами. Казанские поисковики не представляли также, какие расстояния приходится преодолевать пешим ходом от лагеря до мест расчистки — два часа туда, два — обратно. И то, что мы всегда оборудуем лагерь, для них тоже новость».

Каждый участок плацдарма, где отряд «Югра» ежегодно работает вот уже почти 30 лет, связан с одними и теми же воинскими частями, которые сражались на нем в 1942-1943 гг. Воистину ставшей для отряда родной Сибирской 178- й дивизии добавились Уральские: 375- я, 365-я, 363-я, 379-я, 371-я, 135-я, 158-я стрелковые дивизии. Уже есть поднятые бойцы 28-го танкового полка, 143-й танковой бригады, 130-й Уральской стрелковой бригады и других частей. Все они сражались вместе с 178-й на протяжении длительного периода, который в сводках совинформбюро назывался боями местного значения. Наступательные операции наших войск не стали успешными, из-за чего большинство павших, оставленных на территории, занятой противником, не было захоронено. Работа по их поиску и возвращению из небытия может продолжаться не один год. Но чем дальше, тем сложнее вести поиск. Некогда пахотные поля запущены — зарастают, деревни, жившие до 90-х годов, ныне опустевшие, исчезают одна за другой, уступая место сплошным зарослям…

Из тех трагических и одновременно героических лет перенесемся в наше время, в год, когда мы отмечаем 75-летие Победы в Великой Отечественной войне. В июне на юго-западе от Ржева, в районе деревни Хорошево был открыт грандиозный мемориальный комплекс, посвященный памяти советских солдат, павших в боях подо Ржевом в ходе Великой Оте-чественной войны. Татьяна Ивановна сожалеет, что не смогли с ребятами побывать на открытии. Но они посетили мемориал 15 августа, в конце летней экспедиции, единственной в этом году по причине пандемии. «Впечатления трудно передать словами. Наверное, каждый это ощущает по-своему. Но, несомненно одно: скульптура вызывает трепет, уважение, сочувствие, скорбь и всё остальное. Слезы рано или поздно наворачиваются у многих. Мои ребята были совершенно потрясены. До этого они знали о мемориале по фотографиям, но реальность превзошла все ожидания. Масштаб неописуемый. И эти тысячи фамилий погибших воинов, нанесенных на бесконечных стенах красно-ржавого, кирпичного цвета, фотографии участников Ржевской битвы… Ты идешь и невольно задумываешься о том, какой бессмертный подвиг совершили эти люди».

Их гибель не была напрасной. Немцы под Сталинградом так и не дождались переброски к ним подкреплений из-подо Ржева, где крупные силы вермахта втянулись в нескончаемые кровопролитные сражения.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

4